1fd7290e5adca729251d30c83b5f91c1

Трагедия Кемерова: Россия потребовала объявить ей траур

Футбол

Но поняла ли власть, чего хотят от нее люди на самом деле

День 28 марта объявлен общенациональным днём траура по погибшим в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в Кемерово.

«Выражая скорбь по погибшим и соболезнуя их родным и близким, постановляю … объявить 28 марта 2018 года днем траура в Российской Федерации», — значится в указе президента России Владимира Путина.
 

Лучше поздно, чем никогда. Общество буквально вынудило власть пойти на такой шаг. Ещё до указа президента соцсети заполнили десятки тысяч траурных рамок на аватарках пользователей.

В понедельник вечером в Кемерово возник мемориал из цветов и мягких игрушек, под которыми оказались скрыты городские лавки. Как писали местные жители в соцсетях, «весь город здесь».

А во вторник с утра тысячи горожан вышли на стихийный митинг. Правда, стихийность его под вопросом, поскольку с утра рассылались многочисленные и в основном анонимные смс с призывом прийти на место протеста. Но если бы люди не чувствовали, что снова беду могут свалить на нескольких стрелочников, мало бы кто пришёл, чтобы скандировать: «Правду!».

Двое суток масштаб трагедии всячески занижался. Хотя, по словам жителей Кемерово, уже в воскресенье вечером было ясно, что в стране случилась огромная беда.

По официальным данным, в списках погибших числится 64 человека. Однако, скорей всего, это не окончательная цифра.

При пожаре в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» предположительно пропали без вести 85 человек. Такие данные озвучили в штабе, стихийно созданном родственниками жертв трагедии.

«Данные получены лично, по почте и смс. Фамилии не повторяются. 70 процентов пропавших без вести — дети, средний возраст — 10−13 лет», — заявил собеседник агентства «Интерфакс».

На этом фоне особенно топорными и даже циничными выглядят действия чиновников, как региональных, так и федеральных.

Губернатор Кемеровской области Аман Тулеев даже по телевизору до сих пор не извинился перед жителями области, не сказал слов соболезнования землякам, зато он сделал это лично перед президентом России, о чём добросовестно поведал президентский сайт.

«Владимир Владимирович, Вы лично звонили мне. Еще раз спасибо великое. Прошу прощения лично у Вас за то, что случилось на нашей территории. Но когда я Вам докладывал, я говорил, что 27 без вести. А потом как снежный ком всё это стало накатываться. И после звонка, что погибла племянница, я уже все понял. Но повторно не стал Вам звонить, потому что картина уже примерно представлялась. Остальное, Вы совершенно правильно сказали, на ровном месте: разгильдяйство, халатность, попустительство. Все это видно», — сказал Тулеев.

Чуть позднее губернатор заявил, что на стихийный митинг в Кемерово «съехались оппозиционеры».

«Дальше началось, как обычно. На горе людском — вся оппозиционная сила в момент приехала: идут по домам, идут на предприятия, которые рядом расположены, в жилой сектор. Сегодня там где-то человек 200. Это вообще не родственники погибших. Мы работаем с ними, говорим: «Нельзя, это святотатство, когда горе, а ты пытаешься на этом решить какие-то свои проблемы», — цитирует Тулеева пресс-служба Кремля.

«Мы люди, убитые горем, пришедшие искать свою правду, но не потерявшие рассудок», — как бы в ответ заявил житель Кемерово Игорь Востриков, потерявший во время трагедии пятерых членов своей семьи — жену, детей и сестру.

Не случайно на митинге в Кемерове, который продолжался более 11 часов, одним из главных требований стало — отставка губернатора Тулеева.

Вызывает вопрос и почему сам президент страны приехал на место трагедии только во вторник и не стал общаться с людьми на митинге, ограничившись общими словами о том, что виновные «за разгильдяйство» будут наказаны. Ведь ещё недавно он обращался к собравшимся (или собранным) поздравить его с очередным избранием тысячам граждан о том, что он один «из команды». Почему же в данном случае такое недоверие к команде?

Впрочем, очевидно и то, что трагедией пытаются воспользоваться и те, кто отрабатывают деньги из-за пределов России.

Отдельный вопрос — позиция федеральных каналов: ни на одном из них не приняли решение хотя бы немного убавить «развлекухи», когда страна уже знала о десятках погибших в Кемерове.

«В воскресенье о трагедии в Кемерове на Первом канале сообщили в конце выпуска, уделив этому чуть менее 4 минут. Мол, нельзя сеять панику без тщательной проверки. Так можно было говорить только в ХХ веке, Константин Эрнст! Ведь официальные источники как раз и должны гасить панику, которая разливается по другим информационным каналам, — написал в своём ФБ писатель и журналист Александр Бобров

— Страшная трагедия в Кемерове показала всю беспомощность не только надзорных служб, но и нашей тележурналистики. По телевизору ещё робко рассказывали о 5 погибших, в то время как кемеровские стримеры вели репортаж с прослушкой переговоров пожарных, запуском дрона и т. д. Целая армия федеральных журналистов показывала на бесчисленных трёп-шоу ролики с ю-туба, записи камеры».

— Огромное количество вопросов, — говорит публицист и писатель Платон Беседин. — Почему у власти в области старый человек, который сам едва передвигается? Почему он называет собравшихся на митинг бузотёрами? Почему просит прощения не у них, а лично у Путина? Почему отца, потерявшего трёх детей в пожаре, называют «пиарящимся на крови»? Почему наши торговые центры строятся из дерьма на скорую руку и горят постоянно (10 пожаров за 2017 год)?

Почему мрази-охранники гоняли детей по этажам? Почему за пожарную безопасность в ТЦ отвечал повар? Почему ТЦ не проверяли пожарники? Почему ТЦ был оформлен как малый бизнес? Почему у пожарников не было для спасения прыгавших из окон людей батутов? Почему СМИ несли околесицу о трагедии? Почему хозяин ТЦ, живущий в Австралии и тотально, с его слов, на всём экономящий, так и не допрошен? Почему были закрыты двери? Почему не сработала система безопасности?

Этих «почему» — сотни. И в каждом надо разбираться. Но для чего, если уже есть виновники?

— Митинг в Кемерово — организованная акция или стихийный протест?

— Как бы там ни было, я понимаю людей, вышедших на митинг в Кемерово и скандирующих «Правду!» Нам, действительно, всем нужна правда. Нам нужно сделать фундаментальные выводы из произошедшего. Чтобы подобное больше не повторилось. Но не хотят. Ведь виновники уже найдены.

Так вот, правда в русской традиции, понимается в том числе, как справедливость. Я надеюсь, что в кемеровской трагедии восторжествует справедливость. Но пока арестовали гендиректора «Зимней вишни» Надежду Судденок. Но куда больше вина настоящего владельца ТЦ Дмитрия Штенгелова, которому и принадлежала «Зимняя вишня» («Кемеровский кондитерский комбинат»).

Так вот, этот позер до сих пор разгуливает на свободе. Тусит в Австралии и фоточки из красивой жизни, обещая семьям пострадавшим выдать по 3 миллиона. Этот кадр когда-то сам сказал: «Секрет моего успеха — тотальная экономия». Вот она и сказалась. Где его арест? Этого Штенгелова надо вчера ещё было доставить в СИЗО. Но он постит красоту своей сытой жизни.

— Настроение в городе мрачное, подавленное, — говорит житель Кемерова, писатель Дмитрий Мурзин. — У нас и так в конце марта не самый приветливый город, а сейчас улыбающихся лиц просто не встретишь.

Вчера вечером, примерно в половине девятого к стихийному мемориалу погибшим подойти было невозможно. Гвоздик уже к обеду по всему городу не было. Около цветочных магазинов очереди человек по 10−15.

Страшно. Люди понимают, что в этом торговом центре во второй половине дня в воскресенье мог быть любой. В том числе и моя дочь с женой могли пойти на каток. Всё, что попадает сейчас в интернет, примеряешь на себя — больно и жутко.

Изнутри видно, какое количество вбросов и фейков, причём целенаправленных.

Выкладываются фотографии девятилетней давности из «Хромой лошади», они выдаются за фото из «Зимней вишни». Постоянно «накручивается» число погибших. Сейчас уже ходят слухи о полутысяче жертв. И власти очевидно не справляются с информированием общества. Этим пользуются.

— Штаб родственников погибших привёл данные о 85 пропавших без вести.

— Их может быть и больше. Поскольку там могли быть одинокие люди, которых ещё не хватились. Но даже если погибших больше ста, это всё-таки не 500 и не 300. Нагнетание идёт. Одни его подхватывают, другие — злятся.

— Как вы лично отнеслись к заявлению Тулеева, что на митинге в Кемерово 200 человек и все они оппозиционеры?

— Это неправда. С утра 27 марта на митинге было порядка полутора-двух тысяч человек. Нельзя сказать, что собрались они абсолютно стихийно. Накануне приходило много смс с призывами выйти на митинг. В основном — анонимные. Кто звал людей, не совсем понятно. Естественно, народ пошёл, поскольку беда коснулась многих.

Да, с утра был некий организованный костяк, который стоял у стен городской администрации и скандировала. Но абсолютное большинство там — простые горожане. Люди хотят более внятных ответов от власти. Мы здесь уже знали масштабы трагедии в воскресенье днём. Примерно к пяти дня по московскому времени. Но в Москве, видимо, решили задержать информацию о трагедии до понедельника.

— Какой справедливости ждут люди?

— Было бы очень хорошо, если бы Путин выполнил обещание, что будут наказаны виновные по всей вертикали власти. Мы знаем, что не всегда то, что приказывает делать президент, выполняется до конца.

— Как отнеслись в городе к тому, что Путин не вышел к митингующим?

— Возможно, Путин поверил Тулееву, что там 200 человек, возможно, из соображений безопасности решил не выходить. Могу сказать за себя, что, конечно, было бы лучше, если бы он прилетел в понедельник и вышел к людям. Тогда многие спекуляции отпали бы сами собой.

И, конечно, хочется уже, чтобы хотя бы вопросы безопасности у нас не решались через взятки. Ведь совершенно очевидно, что повар, который почему-то отвечал за пожарную безопасность, и ещё четверо арестованных — простые стрелочники. И все это понимают. На их аресте нельзя останавливаться. 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *