83a1939af1f9e73d9dea822884a86752

Омбудсмен по Ярославской области о том, что делать пострадавшим от пыток

Политика

В Брянской области возбуждено уголовное дело против сотрудника колонии, который до смерти запытал заключенного. Об этом заявили в Следственном комитете России во вторник, 24 июля. По данным ряда СМИ, сотрудник колонии №6 пристегнул заключенного наручниками и завязал ему лицо простыней, в результате он скончался от асфиксии.

Ранее также стало известно о задержании шести человек в Ярославле после публикации видеозаписи, на которой видно, что сотрудники колонии №1 избивают заключенного Евгения Макарова, сам случай вызвал резонанс в России. Адвокат, которая обнародовала видео с пытками, уехала из России из-за поступающих угроз.

Уполномоченный по правам человека Ярославской области Сергей Бабуркин в интервью DW заявил, что знал об избиении Макарова, однако следователи не отреагировали на жалобу. Он рассказал, что эпизод с пытками — не единичный случай в России и объяснил, что делать заключенным, которые оказались в такой ситуации.

DW: Знали ли вы о том, что подобные случаи с пытками происходят в колониях Ярославской области?

Сергей Бабуркин: Да, информация о подобных ситуациях ко мне поступала и ранее. Более того, об этом конкретном случае с избиением Макарова я узнал еще 2 июля 2017 года. Я приехал в колонию и обратился в администрацию за разъяснениями. Мне было сказано, что, да, была применена физическая сила и все зафиксировано.

После я встретился с Макаровым и уже он мне описал ситуацию. В результате я на следующий день направил в прокуратуру запрос. Я указал на то, что действия сотрудника могут быть квалифицированы как применение пыток. Через месяц я получил ответ, прокуратура установила, что характер телесных повреждений свидетельствует о несоразмерном применении физической силы и спецсредств со стороны должностных лиц. Эта информация была передана следователям.

— Почему, по-вашему, уголовное дело тогда так и не было возбуждено?

— Это вопрос уже к следственным органам. Сейчас там прошла проверка, которая должна ответить на этот вопрос.

— У вас есть какие-то догадки?

— У следствия не было видеоматериалов, которые все увидели в прошлую пятницу. Только объяснения должностных лиц, которые рисовали картину в другом свете и показания, по которым выходило так, что физическая сила была применена в рамках закона за нарушение режима и сопротивление сотрудникам колонии.

— Но речь идет о халатности со стороны следователей?

— Думаю, что вывод будет сделан именно такой, а может — в еще более строгом ключе.

— Вы в своей работе как часто сталкиваетесь с такими проявлениями?

— Я работаю с обращениями осужденных, примерно пятая часть заявлений, поступивших ко мне в прошлом году, связана именно с защитой прав осужденных. Я могу назвать вам абсолютную цифру. В 2017 году я получил 456 обращений по вопросам соблюдения прав осужденных. Более четверти из них — это жалобы на действия администрации и сотрудников ФСИН. Туда входят и вопросы физического и морального воздействия, сообщения о побоях, необоснованном применении спецсредств, угроз и так далее.

— Сколько из этих 456 случаев действительно связаны с жестоким обращением или пытками?

— Конечно, это единичные ситуации. Но они очень тревожны. Проблема в том, что не всегда просто проверять эту информацию. Потому что система ФСИН — закрытая. К тому же внутри системы заключенных не очень хорошо относятся к тем, кто жалуется. Бывает и так, что есть сообщение о побоях, а осужденный в итоге отказывается от своих слов. Я вижу на его теле синяк, а он говорит, что упал. Такие вещи очень осложняют проверки.

— Как защититься человеку, если к нему применяют пытки? Что делать его родственникам? Как правильно действовать?

— Прежде всего — информировать органы, которые должны по закону реагировать на это. Органы ФСИН, прокуратуру, уполномоченных по правам человека. И, конечно, информировать общественные организации и СМИ. Последний вопиющий случай показывает, что именно публичность многократно усиливает внимание официальных органов.

— Как вы думаете, как в данном случае удалось снять видео с побоями?

— У одного из сотрудников был видеорегистратор, который работал. Затем информация каким-то образом ушла из колонии. Какими путями — это уже тоже должны устанавливать соответствующие органы.

— Если говорить о ситуации в России в целом, подобные пытки или побои заключенных случаются во всех регионах?

— Это происходит в разных исправительных учреждениях. Речь не идет о том, что каждый осужденный подвергается таким бесчеловечным пыткам. Но такого рода ситуации возникают в разных частях страны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *