850911f7975016cc9448a55e9e82310b

Блогеры, губернаторы, Крымский мост. Чем запомнилась «Прямая линия»

Баскетбол

Шестнадцатая «Прямая линия» с Владимиром Путиным длилась долго – более четырех часов. Организаторы с самого начала интриговали будущих зрителей ее новым необычным форматом – президент не только должен был отвечать на вопросы исключительно через телемост без гостей в зале, но и постоянно находился в прямом эфире с губернаторами, министрами, вице-премьерами и другими высокопоставленными чиновниками. «ДП» рассказывает, чем запомнилось общение президента с гражданами в этом году и почему многие посчитали нынешнюю «Прямую линию» слишком скучной.

Мемы и бензин
 

Присутствие на видеоконференции членов правительства и глав регионов, которым было рекомендовано во время эфира находиться на рабочих местах и отменить отпуска, было, пожалуй, одним из самых обсуждаемых и ожидаемых событий трансляции. Еще до начала эфира пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил журналистам, что президент не собирается делать показательных выговоров подчиненным, поэтому чьей-то отставки в прямом эфире можно не ждать.

Громких отставок действительно не произошло. Президент обращался к губернаторам и членам правительства только в случаях, когда вопрос телезрителей касался их компетенции. Так, например, когда речь зашла о московской реновации, Владимир Путин попросил прокомментировать ситуацию мэра столицы Сергея Собянина. Иногда обсуждение между президентом и чиновниками длилось довольно долго. Наверное, поэтому многие пользователи социальных сетей, блогеры и авторы популярных Telegram-каналов писали, что трансляция все больше напоминает заседание в правительстве, а не общение президента с гражданами.

Одним из самых задаваемых вопросов, по словам ведущих, оказался вопрос про повышение цен на бензин. Он же и стал одним из первых для президента. Житель Санкт-Петербурга Алексей Караваев поинтересовался «сколько можно терпеть» повышение цен на топливо. Президент объяснил это проведенным ранее налоговым маневром и перевел вопрос сначала министру энергетики Александру Новаку, а затем вице-премьеру Дмитрию Козаку. Пока чиновники отчитывались о делах в топливной сфере, все уже забыли о задававшем вопрос Караваеве.

Также президенту показали мем «облетевший интернет», где Владимир Путин заправляет желтую «Ладу Калину» и думает об очень высоких ценах на бензин. Президент отреагировал на него с невозмутимостью и отметил между делом, что машина была хорошей.

 

<tbody>

</tbody>

Непотопляемость Мутко

С такой же невозмутимостью президент отреагировал на шуточный вопрос моряков, которые попросили его разрешить рисовать портреты вице-премьера Виталия Мутко на кораблях, «чтобы они были такими же непотопляемыми». Президент заявил, что вице-премьер сделал многое для российского спорта, «несмотря на то, что его английский нуждается в совершенствовании». Также Путин отметил, что на Мутко оказывается колоссальное давление из-за допингового скандала и при таких условиях уволить его или отправить на пенсию он просто не может.

«Потенциал у него есть хороший, пусть работает», – заявил глава государства.
 

Для многих оказалось неожиданным, что вопросы президенту также задавали блогеры, «лидеров мнений» которых собрали в бизнес-центре «Москва-сити». Неизвестно, по какому критерию отбирали блогеров для «Прямой линии», но трое участников эфира, которые смогли задать вопросы президенту – Гусейн Гусейнов, Артем Хохликов и Наталья Краснова – имеют более миллиона подписчиков в Instagram и не слишком заметны на других площадках.

Владимир Путин явно подготовился и поэтому не растерялся, когда ему начали задавать вопросы о возможной блокировке Instagram и собственной криптовалюте в России. В первом случае президент сам вспомнил о блокировке популярного мессенджера Telegram и заявил, что это был вопрос безопасности, но пообещал при этом не ограничивать свободу в интернете. Затем Путин рассказал, что создание собственной криптовалюты невозможно не только в России, но в принципе, поскольку майнинг никак не регулируется.

Украинский вопрос

Еще одним из ключевых пунктов общения президента с гражданами стала внешняя политика России. Путину задавали вопросы об отравлении Скрипалей, торговой войне с США, санкциях и об отношения с Западом.

Ведущий вспомнил «мюнхенскую речь» президента, в которой тот раскритиковал существующий мировой порядок, и отметил, что «тогда его никто особо не слушал». Президент был склонен с ним согласиться.

«Все видят, что происходит. Видимо, наши партнеры думали, что контрпродуктивная политика их не коснется, но сейчас мы видим, что это происходит», — заявил он.

Президенту также задали вопрос о том, возможна ли третья мировая война, на что он философски ответил цитатой Альберта Энштейна о том, что если она случится, то четвертую будут вести камнями и палками. Путин также заявил, что необходимо наладить отношения с Западом, но нужно, чтобы «наши партнеры убедились, что применяемые ими методы контрпродуктивны».

Повестка международных отношений затронула украинскую тему. Для этого в трансляции выделили целый блок. Сначала к президенту обратился писатель Захар Прилепин, заявив, что у руководства ДНР есть сведения о возможных провокациях со стороны Украины в Донбассе во время чемпионата мира по футболу. Путин выразил надежду, что до этого не дойдет, но ситуацию в регионе назвал в целом печальной.

«Украинские власти не в состоянии решить проблемы ЛНР и ДНР, в том числе потому, что им не нужны избиратели с этих территорий», – отметил Путин.

Также к нему обратились беженцы из ДНР и ЛНР, которые попросили его решить вопрос с российским гражданством, и президент пообещал, что разберется, подчеркнув, что украинцы и русские – один народ, и украинские эмигранты заслуживают гражданства и работы в России.

Кульминацией всего эфира стало прямое включение и репортажи с недавно открытого Крымского моста. Инспекторы ГИБДД рапортовали президенту, что машин с каждым днем становится все больше, а случайно остановленный водитель неожиданно задал очень четко сформулированный вопрос о качестве дорог в России.

На вопрос о преемнике Путин ответил традиционно уклончиво, а завершил трансляцию президент речью о необходимом России технологическом рывке.

«Мы можем запрыгнуть в вагон уходящего технологического поезда только вместе. Это могут сделать только свободные люди, поэтому нам нужно развивать политическую систему. Каждому нужно сконцентрироваться на своем участке, но мы в состоянии это сделать и обязательно сделаем», – сказал президент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *